За Байкал!

 

В четверг, 14 января, Институт ядерных исследований РАН провёл научную сессию, посвящённую 80-летию Григория Владимировича Домогацкого – члена-корреспондента РАН, заведующего лабораторией нейтринной астрофизики высоких энергий ИЯИ, создателя Байкальского глубоководного нейтринного телескопа. «80 лет – прекрасная вершина, позволяющая оценить пройденный путь. А путь этот – вся Ваша жизнь – яркий пример служения науке, верности и преданности выбранным
идеалам», – сказал директор института Максим Либанов.

Григорий Владимирович – из творческой семьи, его дед – видный русский и советский скульптор, отец – художник, а сам он окончил физфак МГУ, в 1964-м начал работать в ФИАНе, два года спустя вошёл в Лабораторию нейтрино, которую организовали Георгий Зацепин и Александр Чудаков. В начале 1971-го лаборатория стала частью нового института – ИЯИ. Домогацкий участвовал в создании нейтринной обсерватории на Баксане, а в 1980-м возглавил международную научную коллаборацию на Байкале.

Конференция шла полностью онлайн, продлилась целый день, в Zoom собрались больше 70 участников, а в числе 12 докладчиков были и зарубежные гости, участники байкальского проекта и аналогичных зарубежных – IceCube в Антарктиде и KM3Net/Antares в Средиземном море.

В докладах был раскрыт долгий научный путь юбиляра, одним из первых связавшего в своих работах физику частиц и астрофизику. От ранних теоретических публикаций по гипотетическим частицам аксионам и магнитным монополям (об этом говорил академик Валерий Рубаков) до баксанского эксперимента, над которым тоже работал Домогацкий. От первых шагов по созданию Байкальского нейтринного телескопа 40 лет назад (тоже юбилей!) до исследований по физике и экологии процессов в толще озера.

Для рассказа о Байкальском нейтринном телескопе нужна отдельная статья, но если вкратце: представьте гроздья похожих на большие лампы детекторов черенковского излучения, погружённые в воду на глубину в километр. Там, в темноте, это излучение может использоваться для обнаружения нейтрино сверхвысоких энергий, тех, что пришли из далёкого космоса. Байкал для этой цели уникален – это глубоководное пресное озеро со сверхчистой водой, на котором зимой есть ледяной покров, что упрощает создание установки.
В 1984-м был установлен первый стационарный подводный черенковский детектор, в
1998-м был полностью введён детектор первой очереди HT-200, первый подобный в мире, а в
2015-м началось создание установки второго поколения – Baikal-GVD. (Интересно, что его аббревиатура, Gigaton Volume Detector, совпадает с инициалами учёного –
физики любят игру слов.) Каждую зиму учёные опускают под лёд всё новые нити с сотнями детекторов. 2021 год станет решающим – объём установки достигнет кубического километра, её чувствительность и статистическая значимость регистрируемых событий возрастут, станут возможными новые открытия.

«Мне очень приятно, что мой день рождения стал поводом для проведения столь симпатичного семинара, – сказал юбиляр. – Вы знаете, я принадлежу к счастливому поколению людей, которые пришли в нейтринную астрофизику в России как раз тогда, когда она рождалась. Где-то на рубеже 1960-х годов Моисей Александрович Марков, обладавший невероятным даром предвидения, увидел в ней перспективу и привлёк к ней двух молодых тогда ещё и очень талантливых людей – Зацепина и Чудакова. Этот семинар дал возможность поглядеть, как эта область дала свои всходы и превратилась в астрофизику в настоящем смысле этого слова. Нейтринная астрофизика становится уже не каким-то объектом для поп-журналов, а чем-то совершенно серьёзным. И приятно, что на этом фоне мы выглядим дееспособным участником этого процесса. У нас есть перспективы, и сегодняшние доклады говорят о том, что жизнь продолжается и всё в порядке».

Ведущий конференции Жан-Арыс Джилкибаев вспоминал слова руководителя, которые тот произнёс в трудные 90-е, когда распался Союз, иссякло финансирование и судьба байкальского детектора нейтрино была под угрозой. «Что делать?» – спрашивали его коллеги. «Строить нейтринный детектор!» – отвечал Домогацкий. «Удивительно, как нам удалось пройти через 90-е, когда всё рушилось и разваливалось, – добавил Григорий Владимирович. – Но как-то прошли! Нынешние годы тоже чреваты разрушительными событиями – тут и коронавирус, и что угодно. Но мы и через это пройдём, и нейтринная астрофизика в нашей стране, в виде Байкала и не только Байкала, будет занимать своё достойное место, которое она всегда и занимала». И юбиляр поднял перед экраном Zoom свой бокал.

Владимир МИЛОВИДОВ,

фото из архива

Оставить ответ

 

Ответьте на вопрос * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.