Трамвай «Нежелание»

Театр «Балаганчик» начал свой 20-й сезон с новинки. Всё лето группа «Подмастерье» и режиссёр Александр Волокитин работали над пьесой современного драматурга Полины Бородиной «Варвары». 25 сентября в ТЦКТ – премьера. Три недели назад там уже был предпоказ, но произошло немало изменений – в составе артистов, в мизансценах, в музыкальном сопровождении, – так что можно считать это новым спектаклем.

«Ты не Варвара. Ты варвар!» – говорит главной героине её новая знакомая, которая согласилась подтянуть её по истории искусства и поняла, что та не отличает ампир (художественный стиль) от ампера (единицы силы тока). Варваре 30 лет, но она уже вдова – нелюбимый муж умер от инсульта. У неё угрюмый младший брат-игроман, мать-пенсионерка, унылая работа водителем трамвая… Трамвай – ёмкий и многозначный образ: Теннеси Уильямс, Янка Дягилева, Харон наконец. Вагоновожатый не выбирает путь – только даёт трамваю ход и закрывает двери. Так и герои «Варваров» – водители или пассажиры, не нашедшие или потерявшие себя, они движутся по своим жизненным траекториям, не могут и не хотят ничего изменить. В пространстве сцены, почти статичном, это рисует картину ада, который здесь, на Земле, и выражается в обыденности, материальной и духовной нищете, отсутствии любви. На этот тяжёлый, местами агрессивный, без хэппи-энда спектакль явно не стоит ходить тем, кто просто хочет приятно провести вечер.

«Когда я прочитала эту пьесу, подумала: какая она мрачная, в ней невозможно участвовать!
А ребята смогли её поставить, сделать в более мягком ключе, – замечает педагог Троицкой ДШИ и актриса «Балаганчика» Лариса Кружалова. – В пьесе всё надорванное, но всё не ушло в негатив, проходит фоном, что Бог всё-таки где-то есть, пусть каждый и существует в своём аду».

Полина Бородина – востребованный современный автор, она ведёт при Союзе театральных деятелей мастер-классы для молодых драматургов. «Мы ставили отрывок из «Варваров» для конкурса, нашу работу не выбрали, но пьеса мне так в душу запала, что я решил её сделать, чтобы «закрыть гештальт», – вспоминает Александр Волокитин. – Ребятам предложил, они сначала сказали: «Классно, здорово!» Потом, конечно, не раз об этом пожалели…»

Вот и в главной, во многом травматичной, роли сменилось несколько актрис. На премьере Варвару сыграла Елизавета Воробьёва, и это её сценический дебют. Лиза учится на 3-м курсе Института бизнеса и дизайна, работает в области менеджмента в рекламе, в студию пришла в мае этого года. Для неё театр – отдушина, способ выразить себя. «На сцене можно выпустить эмоции, которые приходится сдерживать в реальной жизни, показать, что на самом деле чувствуешь, и пережить это в моменте. Потому что пока не покажешь – не переживёшь, – рассказывает она. – Выбирая роли, мы рассказывали свои истории, и я поняла, что героиня мне очень близка. Своим абстрагированием от общества, желанием, чтобы не трогали, дали побыть наедине со своей проблемой… И я была рада вместе с героиней это пережить. Сейчас, после премьеры, я готова открыться близким людям, чтобы они мне помогли. Счастлива, что это случилось».

Яркий дуэт с ней составила Софья Воронина (сэр Саймон в «Кентервильском привидении») в роли искусствоведа Розалии Всеволодовны Лисицкой, антипода и двойника Варвары. (Отчество дал ей Мейерхольд, фамилию – художник-авангардист Эль Лисицкий…) До мурашек реалистичен Лев Александров, играющий трудного подростка. Радостно видеть, как в «Балаганчике» выросло поколение одарённых, горящих своим делом актёров…

И находка режиссёра – покойный муж Варвары, который находится на сцене весь спектакль, безмолвно преследуя Варвару. «Он появился неожиданно, – рассказывает Волокитин. – Миша –
друг Лёвы, он даже не играл в театре, а просто сидел в зале, но так внимательно наблюдал, что я попросил его заменить кого-то на сцене. Сидеть и ничего не делать, просто смотреть, – этого достаточно». Смысл персонажа Волокитин предлагает определить зрителям. Только даёт подсказку: после поклонов он должен уйти налево, все остальные – направо.

Так чем же кончается действо? «В классической драматургии мир героев рушится, а здесь нет никакого конца. Кто-то умирает, кто-то живёт дальше, и всё продолжается. Мир живёт независимо от
нас», – отвечает Александр. «Судьба после смерти – совсем другая судьба. Усопший может распоряжаться собой как угодно, и неважно, что он делал во время земного существования», – сообщает искусствовед Розалия Лисицкая. А главная героиня возвращается на прежнюю работу. Ведь что может вагоновожатый? Остановить трамвай. Открыть двери. Перевести стрелки на другой путь.

Владимир МИЛОВИДОВ,

фото автора

Оставить ответ

 

Ответьте на вопрос * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.