Сияние вручную

 

В конце июня в Физической кунсткамере разместилась экспозиция, посвящённая 80-летию ИЗМИРАНа. Она открылась ещё в марте в Архиве РАН в Москве, теперь, после перерыва на карантин, её могут увидеть и троичане. Чтобы экскурсоводы получили максимум информации об уникальных приборах и архивных документах, о них рассказывают сотрудники института. В прошлый понедельник в Дом учёных пришёл специалист по активным ионосферным экспериментам, завсектором ИЗМИРАНа Владимир Докукин.

«Как сказал один из академиков, активный эксперимент похож на эксперимент с кошкой: дёрни за хвост и посмотри, что будет, – говорит учёный. – А мы дёргаем за хвост магнитосферу. Важно, что, производя некое воздействие на среду, мы всё контролируем, записываем, и есть возможность вернуться и проанализировать». Если кошка будет шипеть, то ионосфера отзовётся северными сияниями. Вызывает их активное Солнце, а можно не ждать милостей от светила, а «выстрелить» зарядом плазмы самим. Инициатором экспериментов в начале 1970-х стал новый замдиректора ИЗМИРАНа Игорь Жулин, возглавил проект директор ИКИ Роальд Сагдеев. Чуть раньше, 51 год назад, в ИЗМИРАН пришёл Владимир Докукин. «Нам, молодым сотрудникам, посчастливилось попасть сразу в интересную тему, – вспоминает он. – Проект начали летом 1971 года, и летом 1972-го мы уже были на полигоне. А старта ждали почти что год!» В экспериментах «Зарница-1» (1973) и «Зарница-2» (1975) пучок электронов инжектировали с помощью ракеты с высоты 160 км. Дело было в Капустином Яру под Волгоградом. Для успеха нужна была безлунная ночь и идеальная погода, которой не было аж до мая 1973-го. «Я принял на себя организацию и проведение работ на полигоне, – говорит Докукин. –
Мы сидели, глядя в тёмное окно, с кнопкой на старте, через две недели разъезжались по домам, потом возвращались…» Через шесть месяцев молодой учёный пошёл на риск, дал команду на запуск, и сияние было получено!

Приборы для эксперимента собирали по всему Союзу. Например, электронная пушка выдаёт не один, а три пучка. Почему? Она делалась в киевском Институте им. Патона для сварки в космосе. Но мощности одного источника не хватало, взяли три. А потом готовую разработку использовали в ИЗМИРАНе. «Несмотря на простоту, эта установка уникальна, мало кто умеет её делать», – добавляет Владимир Докукин.

Развитием «Зарницы» стал «АРАКС» (Artificial Radiation & Auroral Kerguelen Sogra), эксперимент, в котором французы запускали ракету на субантарктическом острове Кергелен, а наши учёные изучали сияние в магнитно-сопряжённой точке в посёлке Согра под Архангельском. (Совместные наблюдения сияний в Кергелене и Архангельске силами французов и ИЗМИРАНа уже проводились в 1962 году.) Потребовалась кооперация нескольких стран (в наблюдениях участвовали и американцы), корабль для экспедиции выделял лично Иван Папанин, а для быстрой связи «органы» позволили использовать телетайп. Скорость требовалась, чтобы вовремя сообщить, как полетела ракета, и учёные знали, где наблюдать эффект. Они разработали систему кодов, чтобы быстро обозначить траекторию. Ракеты запускались дважды –
26 января и 15 февраля 1975-го, результаты наблюдений помогли выбрать среди моделей магнитного поля Земли лучшую, дали много новых знаний о физике плазмы, правда, воочию сияние исследователи всё-таки не увидели –
помешала погода.

В конце 1970-х были международные эксперименты в шведском заполярном городе Кируне. «Барий-Геос», в котором светилась струя бария, и советско-германский «Поркупайн» («Дикобраз») –
названный так, потому что ракета, как шипами, была увенчана антеннами научных приборов. «Организовали эксперимент немцы на базе американской конверсионной ракеты Minuteman. Я приезжал, ставил туда плазменную пушку под головной обтекатель», – рассказывает Владимир Докукин. Плазменный ускоритель, сделанный в Курчатовском институте, он доставил в Кируну в чемодане, в обычном авиабагаже. И… привёз обратно, уже после того, как тот побывал в космосе. «Задачи спасти его не было, – говорит физик. – Он упал на Землю естественным образом, немцы отыскали его в сопках и передали нам! Не мог же я его бросить…» Теперь этот артефакт можно увидеть в Троицке в Доме учёных.

Владимир МИЛОВИДОВ,

фото из архива

Оставить ответ

 

Ответьте на вопрос * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.