У спутника в гостях

От Троицка до Института космических исследований, что на Профсоюзной улице, – всего 25 км по прямой. И когда ИКИ РАН устраивает дни открытых дверей, туда обязательно приезжают школьники из нашего города. Происходит это дважды в год, весной и осенью, близ двух главных космических дат – 12 апреля и 4 октября, дня запуска первого искусственного спутника Земли.

Копия? Дублёр!

На входе в ИКИ нас встречает первый спутник. «Кто-нибудь ещё хочет спросить, настоящий он или нет?» – улыбается Татьяна Бирюкова. Пушковцы задумываются, потом догадываются: первый спутник, отлетав своё, сгорел в атмосфере, а тут, конечно, копия.

Задать этот детский вопрос хотелось ещё не раз, разглядывая экспонаты музея. Космические станции и луноходы – понятно, макеты. Научные приборы можно разделить на три категории: наземные устройства, дублёры и несбывшееся. Например, аэростат, едва уместившийся в зале, – второй экземпляр того, что летал в атмосфере Венеры. А магнитометры, сделанные в Троицке в 60-х, идентичны тем, что летали на первых спутниках с научной «начинкой». «Приборы для космоса делали в трёх экземплярах, – рассказывает сотрудник ИЗМИРАНа Александр Зайцев, – тот, что полетит в космос, для «жёстких» тестирований и проверок, а ещё один запасной». Затем такие дублёры оказывались на институтских складах, очень многое было утеряно после распада Союза. Чтобы спасти раритеты, Троицку нужен научный музей, и в этой мечте Зайцев не одинок.

Под землёй и льдом

«Троицк, привет!» – здоровается в начале лекции сотрудник ИКИ Сергей Пулинец. Он тоже «наш человек»: раньше работал в ИЗМИРАНе. Учёный рассказал о своей многолетней работе по краткосрочному прогнозированию землетрясений. Эта тема долго считалась бесперспективной: при обилии предвестников катаклизмов отыскать в них систему не удавалось. Пулинец и Ко смогли: они нашли взаимосвязь между землетрясениями и выделением радона из земной коры, изменениями температуры и влажности атмосферы. Сергей Пулинец надеется, что и кто-нибудь из пришедших на лекцию школьников заинтересуется этой темой.

Вторая лекция, на первый взгляд, имела мало общего с космосом. И читал её не физик, а генетик Сергей Булат, завлабораторией криоастробиологии петербургского Института ядерной физики. Он ищет признаки жизни в подледниковом озере Восток в Антарктиде. Условия в этом изолированном миллионы лет водоёме больше похожи не на земные, а на космические. Жизни эти условия резко противопоказаны, но вдруг? Российские геологи работают там с 2012-го, анализируют поднятые образцы льда. Самая большая проблема – загрязнения. Даже в сверхчистой комнате местных бактерий немало. Исключив их, получаем всего две находки, одна из которых по анализу ДНК вообще не похожа на известные нам. Поэтому Булат использует термин «внеземная жизнь», именно так, в кавычках.

«Интересно было услышать об озере подо льдом… – размышляла в автобусе одна из девочек. – Стать астробиологом? Вряд ли. Я врачом собираюсь быть…» Хотя, может, когда она подрастёт, врачи будут нужны и на подлёдных океанах? Хотелось бы помечтать…

Владимир МИЛОВИДОВ,

фото автора

Оставить ответ

 

Ответьте на вопрос * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.