Жизнь без слова «невозможно»

В будущий Троицк Евгений Велихов приехал младшим научным сотрудником, а уехал – вице-президентом Академии наук. Но и наша малая родина за это время превратилась из предместья Красной Пахры в полный сил город учёных. Наверное, без Велихова не было бы Троицка, но и без Троицка звезда академика не засияла бы так ярко. 2 февраля Евгений Павлович отмечает 80-летний юбилей.

velihov2

Магнитная лаборатория, куда он пришёл завлабом, выросла до филиала Института атомной энергии им. Курчатова, а затем стала институтом – ГНЦ РФ ТРИНИТИ. В Троицке был создан Дом учёных, где выступали прославленные музыканты, актёры, поэты – от Окуджавы до Высоцкого. До сих пор ходят легенды о Дне физика – общегородском празднике, который придумал Велихов. В конце 80-х в городе реализовались идеи академика по компьютеризации образования – заработал «Байтик», начались международные школьные обмены с США. Сейчас троицкие учёные работают в составе кооперационного проекта ITER по созданию международного термоядерного реактора.

Minolta DSC

Биография академика Евгения Павловича Велихова говорит, что квартиру в Красной Пахре (к ней тогда относили Академгородок) молодой учёный получил в конце 1961 года. А в 1964-м в том же доме поселилась с семьёй Нина Матвеевна Соротокина – ныне почётный гражданин Троицка, писатель, чья книга «Трое из навигацкой школы» стала основой сценария фильма «Гардемарины, вперёд!».

«Лёгкого дыхания человек»

«Я помню Женю, Евгения Павловича, молодым. Мы с мужем приехали сюда, когда мне было 29 лет. И ему тоже – мы почти ровесники, я на 20 дней старше. Наши сыновья подружились, вместе ходили в детский сад. Жили на Лесной, 1 – это был единственный четырёхэтажный дом на этой улице. Прямо на пороге начинался лес.

Жили мы очень весело, работали мужики с упоением, а потом были лыжи, грибы, походы… У Жени первого появились две роскошные вещи. Машина, горбатый «запорожец» и гидрокостюм. Штука невиданная, неслыханная! Небольшой компанией мы ездили на Соловки. Сейчас это религиозный и туристический центр, а тогда мы ещё колючую проволоку там находили. Занимались подводным плаваньем и съёмками. На Белом море необыкновенно прозрачная вода…

Женя всегда был необычайно доброжелательным – не к кому-то конкретно, а ко всему миру. Весёлый, лёгкого дыхания человек. И обладал особенностью – поговорив с человеком, создать у него уверенность в своих силах, в том, что нет ничего невозможного. Если хочешь чего-то – обязательно это сделаешь, всё получишь, всё у тебя будет!

Когда приехал сюда, Женя даже не был кандидатом наук. Пошёл защищать кандидатскую – ему дали докторскую, потому что работа была фантастическая! Потом он сделал карьеру, очень серьёзную, и это была его идея. Помню, мы говорили: «Зачем он тратит себя на организационные работы?» А он уже тогда считал, что Россия богата умами, но в ней очень мало толковых организаторов. И сознательно хотел заниматься не только физикой.

Его семья – из русской интеллигенции, с серьёзными корнями, с хорошими книгами. При его непосредственном участии был создан у нас Дом учёных. Это было тогда наше всё. Кто к нам только не ездил! Когда приезжал Высоцкий, зал был битком набит – учёными, воспитательницами садов, милицией. Мы уже тогда знали, что это самый народный поэт.

Помню, уже ближе к закрытию мы сидели и думали – ну кого же к нам ещё позвать… Тот был, этот был… Остановились на мысли: начальника тюрьмы позвать. Интересно поговорили. Познавательно.

Думаю, это было действительно особенное время. У шестидесятников ещё оставалась память о том периоде, когда вообще ничего было нельзя. А тут вдруг многое стало можно, на нас уже смотрели сквозь пальцы. Появилась новая литература, новые песни, новые публикации. Мы любили Окуджаву, Галича, Визбора… Уже тогда, через Евгения Павловича, у нас появился самиздат. Мы всё это читали. В коммунизм, конечно, в нашей компании никто не верил. Было чёткое ощущение, что мы – отдельно, партия – отдельно. Все мы помнили про лагеря, все ненавидели Сталина, у всех у нас, у физиков, были расстреляны отцы или деды… Что мы могли думать?! Когда Сталин умер, было чувство: ну, сдох наконец…

И в то же время это был век науки. Физики были главными. Когда человек вышел в космос, был такой взрыв – энтузиазма, удивления! Надо было жить тогда, чтобы это почувствовать.

После того, как Евгений Павлович уехал из города, я не видела его 40 лет. Встретились только на похоронах нашего друга Саши Дыхне…

Черковец В.Е==

Путь от завлаба до академика, однако, был не мгновенным. Евгений Велихов прошёл его в стенах троицкой «Магнитки», нынешнего ГНЦ РФ ТРИНИТИ. О работе с ним вспоминает директор института Владимир Черковец.

«Личность планетарного масштаба»

«Так сложилась жизнь, что с Евгением Павловичем я познакомился ещё до Троицка, работая в Физико-энергетическом институте в Обнинске. Второй, более длительный период взаимодействия с ним связан с совместной работой в Совете молодых учёных ЦК ВЛКСМ, очень авторитетной в советское время молодёжной организации. Евгений Павлович в 39 лет уже был академиком АН СССР и председателем этого Совета, а я – руководителем комиссии по атомной энергетике. Впечатляла широта взглядов и решений, которые предлагал Евгений Павлович, его неформальное отношение к процедурам и внимание к существу дела. Физик-теоретик, он всегда совершенно легко и непринуждённо ориентировался и в других областях науки, и в общественной жизни. Для него характерна настроенность на новое. Он и сам генерировал идеи, направления исследований и разработок и поддерживал разумные предложения сотрудников. Естественно, с именем Велихова связано развитие исследований в области термоядерного синтеза, лазеров, МГД-генераторов, но даже только одна теория квазилинейной релаксации возмущений в плазме, созданная вместе с академиками
Р.З. Сагдеевым и А.А. Веденовым, гарантированно вписывает имя Велихова в историю мировой науки.

Роль академика Велихова в становлении Троицка как наукограда трудно переоценить. Если вначале принципиальный вклад в возникновение Академгородка внесли ИЗМИРАН и ИФВД, т.е. академические институты, то второй, не менее значимый этап в развитии нашего любимого города, связан со Средмашем, Институтом атомной энергии им. И.В. Курчатова и его филиалом на Пахре, т.е. нынешним ГНЦ РФ ТРИНИТИ. Евгений Павлович Велихов был его первым директором. Можно точно сказать, что без той роли, которую сыграл Евгений Павлович в 70-е годы в становлении Троицка, город был бы совершенно другим. Велихов придал динамику развитию наукограда. Это касается не только активной научной жизни, но и того кипения общественных и социальных событий, которыми славился Академгородок. Дом учёных, День физика, связи с лучшими театрами Москвы и многое другое…

С лёгкой руки Велихова в ГНЦ РФ ТРИНИТИ успешно развиваются исследования по управляемому термоядерному синтезу, на подъёме лазерная тематика: большие результаты в создании мобильных лазерных технологических комплексов (МЛТК) для различных применений (недавно специалисты применили его для ликвидации пожара на газовой скважине в полярных условиях). Важная перспектива развития института связана с уникальным энергетическим экспериментально-стендовым комплексом «Токамак с сильным полем» (ТСП), созданным в соответствии с идеями Велихова об адиабатическом сжатии плазмы для достижения условий осуществления термоядерной реакции.

Сейчас интенсивно прорабатывается совместная российско-итальянская программа создания в Троицке на базе ГНЦ РФ ТРИНИТИ под научным руководством НИЦ «Курчатовский институт» и академика Е.П. Велихова уникальной термоядерной установки – токамака «ИГНИТОР». Это один из трёх определённых Минобрнауки российских мегапроектов, среди которых также ускоритель «НИКА» в Дубне и реактор «ПИК» в Санкт-Петербурге. «ИГНИТОР» даст мощный импульс развития не только нашему институту, но и городу.

Евгений Павлович Велихов – личность более чем городского, и даже не российского, а, скорее, планетарного масштаба. В связи с юбилеем Евгения Павловича хочется пожелать ему от имени сотрудников нашего иститута: так держать, быть генератором новых плодотворных идей, и крепкого здоровья!»

Троицк стал городом 24 марта 1977 года – это был щедрый подарок учёного, двигавшегося стремительно вверх по государственной лестнице, месту, где прошла его юность. Троицк сделал Велихова тем, кем он стал – крупным организатором, мыслителем широкого профиля, человеком государственного масштаба. Именно в таком, юном и новом городе, это стало возможно.

image001-arpekvbed7m

Безусловно, связи Евгения Павловича с городом не прервались и после 1978-го, когда на посту директора ФИАЭ его сменил Вячеслав Письменный. Став вице-президентом Академии и директором Курчатовского института, Велихов находился на расстоянии звонка от высшего руководства государства, общался с президентами ведущих держав мира, боролся за ядерное разоружение и строил планы по освоению нефтяного арктического шельфа. О том, что наш город оставался в сфере его внимания, можно судить хотя бы по тому, что проект международного термоядерного реактора ITER первоначально должен был быть расположен в Троицке. И лишь по политическим причинам местом его создания была выбрана Франция.

Другая инициатива академика, которая коснулась и нас, – компьютеризация образования и международные школьные обмены. В 1988 году состоялся первый визит группы американцев в Троицк. Принимал их нынешний Фонд «Байтик», тогда Центр информатики «Байтик» ФИАЭ им. Курчатова. А в 1990-м стартовала ежегодная образовательная конференция, отметившая в прошлом году 25-летие. Рассказывает глава города, а в то время – директор «Байтика» Владимир Дудочкин.

«Прародитель компьютерного образования»

«Евгений Павлович Велихов был руководителем Филиала ИАЭ им. Курчатова, крупнейшего института в Троицке. Строились не только мощности в самом институте – строился город, жилые дома, социальные объекты. Он принимал активное участие и в культурной жизни нашего города.

Когда я приехал в Троицк, Евгений Павлович уже работал в Москве. Моё непосредственное сотрудничество с ним связано с общественной деятельностью – он возглавлял проект «Дети – творцы XXI века». Мы в него были включены по разным направлениям. Так, он помог нам получить первый компьютерный класс на базе компьютеров Yamaha. Мы поставили их в «Байтик», с чего, по сути, «Байтик» и начался.

velihov1

Думаю, Велихов – прародитель компьютерного образования в нашей стране. С его же лёгкой руки мы начали программу обменов с американскими школами. Множество троицких школьников в ней поучаствовали, они были в США, а мы принимали детей из Штатов здесь. Это переросло в профессиональные обмены – наши учителя начали участвовать в американских конференциях, иностранные – приезжали к нам. Так родилась конференция по использованию компьютерных технологий в образовании.

Отдельно скажу, что в рамках этих инициатив мы начали программу экономического образования. Тогда страна перешла с рельсов социалистических на рельсы рыночные, и нужно было образовывать людей в плане рыночной экономики. Мы взяли одну из американских программ – «Junior Achievement», – перевели учебник на русский язык, начали вести занятия, и Троицк стал одной из базовых площадок для преподавания этого предмета. Так что «Байтик» – отчасти тоже детище Велихова.

В день юбилея желаю Евгению Павловичу здоровья – это самое главное. И новых успехов в развитии российской науки!»

_MG_5964

В 1997 году Велихову было присвоено звание почётного гражданина Троицка. И сейчас академик не оставляет научной, общественной и государственной деятельности. Он – президент Курчатовского института, почётный председатель Общественной палаты при президенте РФ. С юбилеем, Евгений Павлович, – и весь Троицк присоединяется!

 Владимир МИЛОВИДОВ,

фото из архива

ГНЦ РФ ТРИНИТИ и редакции

Оставить ответ

 

Ответьте на вопрос * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.