Вкус к науке

 

В первый день года отмечает день рождения завлабораторией Института спектроскопии РАН, профессор Виктор Иванович Балыкин. В 2022 году ему исполнилось 75 лет. Недавно мы писали о престижной международной медали Галилео Галилея, которую Балыкин получил за выдающиеся работы в области лазерного охлаждения и управления движением атомов. Юбилей – ещё один повод рассказать об учёном, его мыслях об учителях и пути в науке.

Родина Виктора Балыкина – Рязань; физикой он увлёкся со школы. «У меня был замечательный учитель, – вспоминает он. –
Если нет хорошего учителя по физике, то вероятность, что вы будете физиком, практически равна нулю. Нужно, чтобы была соответствующая аура в школе… И потом повезло, на Физтехе на четвёртом курсе моим руководителем оказался Михаил Галанин, заведующий лабораторией люминесценции ФИАН, московский профессор-интеллигент, который работал ещё с Вавиловым!»

Виктор вспоминает, как важна для него, студента, была книга, которую передал ему Галанин из своей библиотеки. Это был учебник о природе света Сергея Вавилова, изданный ещё при жизни учёного. Так от Вавилова протянулась цепочка преемственности к нынешним учёным-спектроскопистам. «Учитель очень важен, – подчёркивает Балыкин. – Научиться можно всему, книг в библиотеке миллион, но он скажет, какие книги читать, какие лекции слушать, даст совет, как жить в науке, как общаться с людьми, как добывать знания, как вести эксперимент… Знания – это лишь малая толика, главное, что надо передать, – это вкус к науке.
В чём важность очного обучения? Да, в интернете вы можете найти больше информации, чем у любого профессора. Но желание заниматься наукой, умение думать –
всё это передаётся только при личном общении. Есть хорошая поговорка: «Вы можете привести лошадь к водопою, но вы не можете заставить её пить». То же самое и у нас. Вы можете привести человека в лучшую библиотеку, в лучшую лабораторию, но если он не захочет там «пить», все ваши усилия будут напрасны».

Ещё раз повезло с учителем после вуза, когда Виктор Балыкин стал работать в ИСАНе под началом Владилена Летохова. «Окончание Физтеха – это рубеж, появляется безграничное море вариантов, и мне снова повезло, –
вспоминает Балыкин. – Кто-то в ФИАНе сказал: «Открывается новый институт в Троицке, там есть молодой замдиректора, Летохов, вы к нему попробуйте!»
И я, недолго думая, сел на автобус, добрался, и учёный меня принял. Как сейчас помню, были в кабинете двое – Летохов и заведующий лабораторией Рафаэл Амбарцумян, и они мне маленький экзамен устроили, чтобы понять, стоит брать или не стоит». Так Балыкин стал учеником и ближайшим сподвижником Летохова, приняв участие в его исторических экспериментах по лазерному охлаждению атомов в начале-середине 1980-х. Институт позволил не просто соприкоснуться с международной наукой, но и быть на её переднем крае. «Особенность общения с большими людьми в науке – если ты пришёл к ним с красивой хорошей идеей, они это всегда оценят, всегда поддержат, чего нет у посредственностей», – вспоминает он учителя. Ещё одна жизненная мудрость, которую он почерпнул от него, – не винить других. Как в случае с историей, когда Нобелевская премия за работы по лазерному охлаждению атомов обошла Летохова стороной. Её получили другие, тоже выдающиеся физики, которые смогли развить эксперименты и добиться новых результатов. «Чему меня научил Летохов: если с вами что-то случилось нехорошее и если вы оглянётесь назад и проанализируете все ваши действия, то вы всегда найдёте, что в этом есть и ваша вина, – рассказывает Виктор Балыкин. – И, оглядываясь назад, я прихожу к выводу, что нам не надо было распыляться, а, получив первые результаты, сконцентрировать усилия лаборатории именно на этом направлении. Да, были объективные причины, условия жизни в то время… И этого не произошло».

Зато произошло многое другое. Продолжаются исследования по лазерному охлаждению атомов. Другое направление, которое сейчас развивается в лаборатории Балыкина, – применение лазеров для задач биологии. «В наше время самое ценное – это человеческая жизнь, – говорит Балыкин. –
И если в XX веке главной наукой была физика, то в XXI – биология. И мы старую философию детектирования с помощью лазера отдельных атомов переносим на детектирование отдельных молекул». Одно из возможных применений – обнаружение коронавируса, другое – секвенирование ДНК. «Что может наука? Она бесконечна, в ней всегда есть что сделать, – заключает учёный. – Физика – безграничная наука, а уж биология – тем более. Работы хватит на всех».

Владимир МИЛОВИДОВ,

фото из архива

 

Оставить ответ

 

Ответьте на вопрос * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.