Сокровища ФИАНа

 

21 ноября в Москве в главном корпусе ФИАНа праздновали 85-летие института. Хотя есть мнение, что история ещё длиннее: у первоистоков стояла коллекция физических приборов в Кунсткамере Петра I,
собранная в 1714 году! Но по факту Физический институт Академии наук СССР был учреждён 28 апреля 1934 года, его первым директором стал выдающийся советский физик Сергей Иванович Вавилов. А 18 декабря того же года институту было присвоено имя Петра Николаевича Лебедева, учёного дореволюционной эпохи, основоположника первой в России научной физической школы. Те, кто собрался в зале, – научные внуки и правнуки, достойные продолжатели дела этих великих учёных. Среди них и те, кто работает в троицком подразделении института, образованном в 1963 году,
коллеги из других НИИ нашего города. Директор института Николай Колачевский принимал поздравления от президента Российской академии наук Александра Сергеева, от представителей Министерства науки и высшего образования, других институтов и организаций. Директор ИЗМИРАНа Владимир Кузнецов презентовал Колачевскому статуэтку совы – символ мудрости и знаний.
А сам руководитель ФИАНа чествовал старейших сотрудников своего института: каждый получил в подарок драгоценный фианит, изобретённый в институте. Поздравить учёных приехали и музыканты – давние друзья ФИАНа. Среди них тенор, народный артист СССР Владислав Пьявко и пианист, народный артист РФ Тигран Алиханов.

 

До начала торжественной части есть время осмотреть экспози-
цию – там и стенды о новых достижениях учёных, в том числе троицких, и экспонаты из истории, рассказы обо всех семи нобелевских лауреатах ФИАНа, среди них и работавший в Троицке академик Павел Черенков, чьим именем названа строящаяся в городе улица. А у входа в зал выставлены фемтосекундные лазеры «Авесты», компании-резидента Технопарка ФИАН.

Для всего мира

Один из тех, кто начинал в институте лазерные разработки, –
г.н.с. лаборатории инновационных лазерных систем Пётр Крюков. «Мне 83 года, я родился через два года после того, как был образован институт, и с 1961 года, как только появились лазеры, работаю в этой чрезвычайно перспективной области, – рассказывает он. – Один из моих учеников –
директор «Авесты» Александр Конященко. Замечательный человек, я рад, что он был под моим началом, хотя все заслуги – не мои, а его собственные. Настоящий русский самородок! И эта техника работает по всему миру. Как-то я был на Тайване в НИИ, и смотрю, у них есть приборчик, а на нём написано – «Авеста». Говорят, прекрасно функционирует!» Пётр Георгиевич продолжает работать в области волоконной оптики, а также его увлекает тема обнаружения экзопланет.

Доктор физ.-мат. наук Олег Далькаров возглавляет в институте Отделение ядерной физики и астрофизики, он же – замруководителя троицкого подразделения ФИАН по научной работе. «На синхротроне С-25 делаются очень любопытные работы, – говорит он. – Хоть машина и не новая, она оказалась сейчас крайне актуальной. На электронном пучке в несколько сот МэВ можно проводить калибровку частей детекторов, и мы делаем работы для российского коллайдера NICA, для астрофизического проекта «Гамма-400» и других. Нам есть чем гордиться!» В исследованиях участвуют студенты и молодые специалисты из Белгородского университета. «Мы образовали совместную лабораторию, белгородцы регулярно приезжают в Троицк, и хорошо, что это молодёжь, её как раз нам и не хватает, а кто-то защищается и работает с нами уже не как гость, а как
сотрудник».

Больше чем физика

Директор ФИАНа Николай Колачевский в роли ведущего и распорядителя принимает поздравления и подарки. Чего только нет! Пейзаж маслом и подборка силуэтов великих учёных, огромная гжельская ваза и макет спутника «Спектр», карта растительности России и корзина сладостей… В день праздника со сцены недавние события вокруг ФИАНа, конечно, не обсуждаются, однако эта тема, что называется, витает в воздухе. Неслучайно Академия наук на прошлой неделе единогласно приняла заявление в поддержку института.
А сейчас, выступая с поздравлениями, президент РАН Александр Сергеев говорил о роли и месте учёных в обществе. «Мы прежде всего должны вернуть престиж науки, – заметил академик. – Так получилось, что определяют его по ключевым фигурам, по ключевым организациям, и так вышло, что ФИАН – это лакмусовая бумажка (в этом отношении. –
Прим. В.М.). И мы должны задуматься о том, как нам вашу организацию сделать базовой в плане подъёма престижа российской науки. Есть много вопросов и к власти, и к нам самим. Может, мы сами даём повод относиться к науке без должного уважения? Физика в России – больше чем физика! Нам надо показать, что мы нужны нашей стране. Сосредоточиться на знаниях, которые у нас есть, и делать разработки для общества, переступать через себя. Какими бы мы ни были фундаментальщиками с великими идеями, мы должны быть полезны людям».

Решающий аргумент

Среди выступавших был предыдущий директор ФИАНа Геннадий Месяц. «Решающим аргументом для меня стали слова на вечере, посвящённом Нобелевской премии Гинзбурга, – вспоминал он свой приход на пост директора. – Виталий Лазаревич сказал: «Приходи к нам! Мы тебя не обидим». И я ему признателен очень. Это было тяжёлое время, но многое, что мы начинали тогда, получило развитие, и это замечательно. Уверен, что микропроблемы, которые сейчас возникли, не повлияют на лицо нашего великого института».

А директор ИЗМИРАНа Владимир Кузнецов, кстати, защищавший диссертацию в ФИАНе у Гинзбурга, произнёс поздравление в стихах: «Когда к старым возвращаемся мы строкам / Из разных городов и стран, / Придём, друзья, к своим истокам, / Чтобы сказать – люблю тебя, ФИАН!»

Владимир МИЛОВИДОВ,

фото автора

Оставить ответ

 

Ответьте на вопрос * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.