Пока таял снег

Десять лет назад ранним апрельским утром пианист Вадим Неселовский вышел на улицу одного нездешнего города. Только что расцвела сакура, всё вокруг было в розовом, а сверху, прямо на цветы, падал последний снег. Ощущение невесомости, парения над землёй – всё это он передал в музыке.

by_Toschevikova_Sasha-28

Несколько лет спустя «Последний снег» лёг в основу диска, который Вадим записал совместно с джазовым валторнистом Аркадием Шилклопером. Вышел альбом в 2013-м, а ещё пару лет спустя Неселовский и Шилклопер дали концерт в Троицке. И весь город в эту пятницу был засыпан снегом. Последним в этом сезоне.

Рахманинов и джаз

Падающий снег – это чистота и тишина. Музыка дуэта такая же: без звукоусиления, полностью акустическая. На отстройке звука артисты попросили выключить софиты – так меньше шума. Фотографы расстроены, но музыка важнее. «Мы пожертвовали сценическим светом, чтобы тишина ощущалась. Паузы, дыхание…» – говорит Шилклопер. С Неселовским он в дуэте именно поэтому: «Очень редко, когда пианист дышит. Даже среди классических музыкантов таких мало, а в джазе – единицы. Когда есть партнёр, с которым можно играть акустически, – это счастье».

Шилклопер объездил полмира: «Я знаю русскую публику. В отличие от западной, она никогда не даёт тебе фору. Европейцы приходят на концерт уже готовые получить удовольствие. А здесь ты выходишь и должен рассказать свою историю. Если она будет трогать слушателя, он это запомнит надолго. Вот и сегодня были настороженные глаза: «А что это вы нам принесли, что это за такой особый стиль джаза – акустический, без контрабаса, без барабанов?» Непривычно!»

Главный инструмент Аркадия – валторна, а его фирменный знак – альпийский рог, инструмент длиной в пять метров. Номера, где он звучит, трубно и гласно, – кульминация каждого концерта. Средневековые швейцарцы с помощью альпийского рога обменивались сигналами друг с другом, сегодняшний Шилклопер – играет джазовые соло.

by_Toschevikova_Sasha-14 by_Toschevikova_Sasha-5

Музыка дуэта Шилклопер-Неселовский, однако, в той же мере джаз, в какой и фольклор, и современная академическая музыка. Молодой пианист, живущий сейчас в Нью-Йорке, в своём творчестве ищет недостающее звено между русской классикой и джазом: «Я болен пожизненно Чайковским, Прокофьевым, Рахманиновым. Мне хочется максимально соединиться с русской классической традицией. Попав в Штаты, Рахманинов питался джазом, а джаз питался Рахманиновым. Это был двусторонний процесс. И надо его продолжить современным языком».

Негромкий разговор

Акустический не значит скучный. Просто чтобы тебя услышали, нужно говорить тихо. С самого начала Шилклопер приковал внимание несложным, но завораживающим трюком: он играл, обратив раструб валторны к струнам рояля. Пианист нажимал педаль, и струны отзывались на фразу долгим тихим аккордом…

Под щёлканье фотозатворов Неселовский прочёл зрителям целую лекцию об умении слушать тишину, а Шилклопер задавал музыкальные загадки: мол, на что похожа эта вещь? «На муху!» –
отозвался ребёнок. «Это самый частый ответ», – улыбнулся валторнист. Неселовский импровизировал на тему джазового стандарта «Birdlike», проводя тему в левой руке, и сыграл свежайший номер, мелодию которого подсказали ему зрители концерта в одном немецком городке, просто назвав ряд цифр наугад – 8-7-2-4-3, – и получилась щемяще-грустная музыка в духе Чайковского… «Приеду в Троицк сольно, тоже так сделаем», – пообещал Вадим. А Шилклопер показал в деле новый инструмент фогельхорн. Его придумал мастер Роберт Фогель, у Шилклопера этот инструмент появился всего полгода назад. По сути, тоже альпенгорн – деревянный, но свёрнутый в три раза, квадратного сечения и с раструбом, похожим на клюв птицы.

by_Toschevikova_Sasha-29

«Альпийский рог может много чего. Например, вызывать радугу. Обещаем, что после нашего отъезда снег растает!» – сказал музыкант со сцены. И сдержал слово…

Этим выступлением завершился концертный сезон проекта Оксаны Павловой «Мозаика большого искусства». Современный джаз, итальянская эстрада, цыганские песни и мелодии танго: такого яркого и разнопланового музыкального года у нас ещё не было.

Владимир МИЛОВИДОВ,

фото Александры ТОЩЕВИКОВОЙ

Оставить ответ

 

Ответьте на вопрос * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.