План Банита

 

«Архитектор должен стать миссионером, чтобы прививать людям основы вкуса, рационального использования среды», – говорил Владимир Николаевич Банит. В том, что Троицк стал таким, каким мы его знаем сейчас, – зелёным, уютным, непохожим на типичный жилой микрорайон мегаполиса, – велика его заслуга. Первый зодчий наукограда ушёл из жизни 15 сентября в возрасте 82 лет.

Владимир Банит родился 5 января 1939 года в Виннице в семье военнослужащего. Детство прошло в украинских городах – Ямполе, Татарбунарах, Одессе… С детства он интересовался живописью, но учиться начал уже в юношестве, в 1960–1962 годах, в студии при Одесском доме офицеров, после чего успешно поступил в МАрхИ. Это было время освобождения от доктрин соцреализма, студентов учили по канонам авангарда 1920-х. Наставником Банита стал завкафедрой живописи Пётр Петрович Ревякин, который не только давал знания по академической программе, но и поощрял свободное творчество. В вузе была атмосфера поиска, Банит и сокурсники посещали лекции других профилей – по кибернетике, социологии, экономике, дискутировали по поводу нового Генплана Москвы…

В 1968 году Владимир Банит оказался по распределению в «Иркутскгражданпроекте», где быстро вырос до главного архитектора проекта Восточно-Сибирского научного центра. От Троицка иркутский Академгородок отличает то, что он встроен в мегаполис. «Это более прогрессивно, чем отрывать научный центр от города на 20–30 километров, делать резервацию привилегированных граждан без среды для развития, применения их способностей», – говорил архитектор. Проект был успешно завершён, Банит мог продолжить карьеру в Иркутске, но по семейным обстоятельствам (жена ещё училась в МАрхИ, родился сын) в 1972 году он вернулся в столицу.

В ГИПРОНИИ АН СССР он начал с проектирования Института биологии внутренних вод в посёлке Борок на Рыбинском водохранилище, затем, оценив работу, руководитель ГИПРОНИИ Алексей Щусев поручил ему ещё один научный центр – в Троицке. Микрорайон «А» тогда уже существовал, зато «Б» планировали практически с чистого листа. Начинали в Москве, а в 1976 году заработала мастерская №11 в Троицке. Главным архитектором стал Владимир Банит, с ним над проектом трудились Юрий Ивлев, Галина Булатова и Алексей Щусев, а всего в мастерской было около 50 архитекторов, инженеров, других специалистов. Развитие города шло в сторону леса (выводить сельхозземли из оборота было куда сложнее), и нужно было максимально сохранить деревья, найти такую планировку, при которой между домами оставались бы зелёные пространства, создать «город в паутине берёз».

Правда, вначале на Градосовете проект вызвал непонимание, его сочли слишком смелым, но волей случая макет увидел и высоко оценил главный архитектор Московской области Георгий Гоцеридзе. Одобрение было получено. «Все школы, сады, жилые дома, весь общественный центр, и планировка, и сохранение лесного массива, весь общественный центр – это моё, – говорил Владимир Банит. – Мы строили этот микрорайон лет 15, проектировали здание за зданием». Торговые центры, детские сады, Выставочный зал, школа №5… Была готова и трассировка будущего Сиреневого бульвара, создавать который предстояло уже его преемнику Валерию Лотову.

Владимир Банит завершил свою деятельность в Троицке в 1986 году, но остался в ГИПРОНИИ. В московской мастерской №4 он спроектировал два химических завода в Уфе, нейтринную обсерваторию ИЯИ на Баксане…

Город не забывал своего архитектора, Банита пригласили участвовать в проекте «Троицк.Среда», в обсуждениях по реконструкции Сиреневого бульвара. С 2014 года Банита можно было видеть в тёплые месяцы по выходным у ДШИ им. Глинки, где он выставлял свои картины под открытым небом. Официальные вернисажи его не интересовали, он мечтал создать в Троицке свой Монмартр, место встречи людей творчества… Рисовал Банит всю жизнь, и живопись для него значила не меньше, чем архитектура. Работал и как скульптор: в Усолье-Сибирском по проекту Банита поставили памятник в духе супрематизма, посвящённый красным партизанам времён Гражданской войны.

«У меня такая формула: когда я задумываю, не знаю, что получится, – рассказывал он о своих картинах. – Часто выходит так, что сделана половина, и дальше двинуться не можешь. Тогда откладываешь, делаешь другое, а потом возвращаешься и продолжаешь». Хотелось бы, чтобы у дела, которое начал в Троицке почти полвека назад Владимир Банит, было достойное продолжение.

Владимир МИЛОВИДОВ,

фото из архива

 

 

Оставить ответ

You must be logged in to post a comment.