Институтская десятка

Ежегодная троицкая церемония «Человек года» обычно оказывается меж двух праздников. 8 февраля – День науки, 14 – День влюблённых. И всегда в начале торжества в ДШИ им. Глинки поздравления принимают троицкие учёные. Ведь чтобы заниматься наукой в наши дни, нужно быть по-настоящему влюблённым в своё дело.

По одному сотруднику от 10 троицких институтов получили грамоты от главы города и ТНЦ РАН. Вручал награды Владимир Дудочкин вместе с зампрефекта ТиНАО Игорем Окуневым. В «великолепной десятке» заведующий гелиофизической лабораторией ИЗМИРАН Владимир Обридко, сотрудник лаборатории электронных спектров молекул ИСАН Иван Еремчев, учёный секретарь отдела физики высоких энергий ИЯИ РАН Марат Хабибуллин, начальник отдела перспективных разработок для атомной энергетики ГНЦ РФ ТРИНИТИ Вадим Зборовский, с.н.с. лаборатории фазовых переходов ИФВД РАН Елена Громницкая, сотрудник лаборатории лазерной химии и биологии ИФТ РАН Никита Минаев, в.н.с. лаборатории инновационных лазерных систем ФИАН Михаил Фролов, г.н.с. ЦГЭМИ ИФЗ РАН Павел Александров, ведущий конструктор ЦФП ИОФ РАН Анатолий Жегалкин, замдиректора по научной работе ФГБНУ ТИСНУМ Вячеслав Прохоров.

Принтер для жизни

На сцене маститые учёные и молодые специалисты, чьи имена тоже знакомы. Так, Никита Минаев был героем статьи «Комната жёлтого света», где мы рассказали о созданных им на биопринтере нейроимплантах. Интересно, что Никита уже получал грамоту на «Человеке года – 2015». Что принёс ему 2017-й? «Наши достижения – совокупность научных результатов и разработок, которые удалось реализовать в железе», – отвечает Никита. Созданы две лазерные установки для формирования трёхмерных структур для регенеративной медицины, а также две системы лазерной печати живыми микробными и клеточными объектами, причём точность метода доведена до 100 нанометров. Проще говоря, в троицком ИФТ (ранее – ОПЛТ ИПЛИТ) умеют создавать не протез, а живой имплант, который становится частью организма.

Нанометровый зонд

Фамилия Ивана Еремчева тоже знакома: газета рассказывала про его брата Максима. Оба – ученики человека года – 2017 Андрея Наумова. Иван Еремчев – сотрудник лаборатории электронных спектров молекул ИСАН. Той, где смогли обойти дифракционный предел и «увидеть» одну-единственную молекулу. «Это позволяет изучать явления, которые не проявляются при усреднении, например мерцание одиночного излучателя, – объясняет Иван. – Излучатель может также работать как «нанометровый зонд» для изучения свойства среды в наномасштабе. Например, моя диссертация посвящена изучению релаксационных процессов в стёклах при сверхнизких температурах. Эти процессы «очень малы» и требуют предельно высокой чувствительности». А важным прикладным направлением может стать визуализация нанометровых перемещений в биологических средах (скажем, для медицинской диагностики). 2017-й оказался для лаборатории продуктивным и по результатам, и по развитию техники эксперимента. «Сейчас очень много работы: нужно обдумать, обработать, опубликовать результаты, пока они горячие», – говорит Еремчев.

Без отрыва от Земли

Из 10 троицких институтов ЦГЭМИ (Центр геоэлектромагнитных исследований Института физики Земли РАН) – самый «нераскрученный». «Мы изучаем строение геологической среды с помощью электромагнитных полей, – рассказывает доктор физ.-мат. наук Павел Александров. –
Это поиск месторождений, мониторинг процессов – оползней, землетрясений, цунами… В инженерной геофизике, строительстве, археологии сейчас широко используется георадар, и это тоже наша епархия».

Александров – и теоретик, и практик: он не только проводит вычисления на компьютере, но и сам выезжает в поле, ведёт эксперименты. Так, осенью троицкие физики побывали на канале им. Москвы, где один из шлюзов был освобождён от воды, и появилась возможность обследовать его дно. «Мы с удовольствием берёмся за подобные работы, потому что в процессе решения какой-то предметной задачи иногда выходишь на фундаментальные вопросы», – добавляет учёный. Один из таких вопросов – проверка связи лунно-солнечных приливов и деформации литосферы, проявляющейся в изменении электромагнитного поля. Работы идут в сотрудничестве с научной станцией в Киргизии. «И у нас огромный успех: мы обнаружили причинно-следственную связь, – говорит Александров. – В 2018 году будем это подтверждать, проводя широкие эксперименты на полигоне в
Бишкеке».

Владимир МИЛОВИДОВ,

фото Владислава ФАЛЬКОВА

Оставить ответ

 

Ответьте на вопрос * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.