Exciting science

 

«Движущая сила нейтринной физики – это эксперимент», – говорит Юрий Куденко, доктор физ.-мат. наук, завотделом физики высоких энергий ИЯИ РАН, один из ключевых участников международной коллаборации Т2К в Японии. 5 октября Юрию Григорьевичу исполнилось 70 лет.

Юрий Куденко родом из Оренбургской области, в 1975 году окончил МИФИ, ещё дипломником начал работать в ИЯИ в лаборатории атомного ядра, которую возглавлял лауреат Нобелевской премии, академик Илья Франк. «Руководителем кандидатской был Вадим Иванович Попов, он определил мою научную судьбу вместе с академиком Владимиром Михайловичем Лобашевым и директором института, академиком Виктором Анатольевичем Матвеевым», – говорит Куденко. C 1990‑х он участвует в международных экспериментах – в Японии (E246, T2K, K2K), в США (E949 в Брукхейвене, до 2002 года), ЦЕРНе (NA62). Занимался физикой каонов, но больше 20 лет назад переключился на нейтрино.

«В каонной физике область исследований сильно сузилась, – поясняет Куденко. – А нейтринная физика тогда шла вширь, задач и вопросов в ней много больше. Очень неожиданная, как говорят американцы, exciting physics. Чем она хороша? Эксперимент диктует условия. Почти все ключевые результаты появлялись вопреки предсказаниям теории. Например, в Стандартной модели нейтрино – безмассовая частица. Люди ищут и говорят: «Нет, частица массивная». Тогда теория говорит: нейтрино должны слабо переходить (смешиваться) друг в друга. Эксперимент говорит: «Нет, они сильно смешиваются!»

Эксперимент Т2К ищет нарушения комбинированной чётности (CP-нарушения) в нейтринных осцилляциях. В общем смысле это ответ на вопрос, почему материи во Вселенной больше, чем антиматерии, и мы существуем. «Много и других интересных задач, но эта для нас – задача №1», – говорит учёный. За открытие нейтринных осцилляций (переходов из одного типа в другой) японский учёный Такааки Кадзита и его канадский коллега Артур Макдональд получили Нобелевскую премию по физике 2015 года. А коллаборация из нескольких сотен физиков, включая Юрия Куденко, годом позже удостоилась премии Breakthrough Prize for Fundamental Physics.

«Это было 10 лет назад, сразу после землетрясения 2011 года, – говорит он. – Детектор не пострадал, а ускоритель был частично разрушен, и мы решили провести полный анализ набранных к тому моменту данных. Теория предсказывала, что вероятность осцилляции мюонных нейтрино в электронные мала, и мы думали, что на основе имеющейся статистики поставим в эксперименте верхний предел, то есть ничего не обнаружим. Помню это собрание… Мы увидели пять событий! Результат был шоком для всех».

Теперь нужно уменьшить погрешность измерения и повысить статистическую достоверность, а для этого – модернизировать установки в Т2К. В ИЯИ готовится к отправке в Японию новый детектор SFGD – два миллиона сантиметровых кубиков из полистирола со сцинтиллирующими добавками, собранные на лесках. В Японии лески заменят на спектросмещающие волокна, и учёные увидят объёмную картину нейтринных событий. Над проектом работали около 90 человек во главе с Куденко, из них 20 из России (ИЯИ, ФИАН, ОИЯИ). Кубики изготовило предприятие «Унипласт» (Владимир), разработка шла два года и два – производство. Это будет центральная часть ближнего (в 280 м от источника) нейтринного детектора Т2К. Дальним (в 295 км) станет «ГиперКамиоканде», он придёт на смену «СуперКамиоканде», в котором 50 килотонн cверхчистой воды в резервуаре 40х40 м, в новом будет 260 кт и 70х70 м. Основным его элементом являются пластины из полиметилметакрилата со спектросмещающими добавками, покрытые отражателями. Пластины с фотоумножителями, помещённые в воду, будут улавливать черенковское излучение от нейтринных и фоновых событий. Всего таких элементов будет около 10 тысяч. Пластины делают в России, сейчас в ИЯИ идёт тестирование, по параметрам они оказались лучше, чем те, что делают мировые лидеры.

…Что нужно физику для успешной работы? «Во-первых, поддержка семьи, без этого было бы очень трудно, – отвечает юбиляр. –
Во-вторых, кроме таланта, требуется работоспособность, умение быть «в седле» 24 часа в сутки. В-третьих, надо иметь хорошие отношения с людьми, быть членом команды. Где-то отстаивать свои интересы до последнего, где-то идти на компромисс. Сейчас физика высоких энергий – большие коллективы. В нашей лаборатории много сотрудников, в основном молодых, их вклад в создание установок, анализ данных, результаты – решающий.
И самое главное – это не заниматься пустяками. Искать наиболее интересные задачи, браться за них, учиться и идти вперёд».

Владимир МИЛОВИДОВ,

фото автора

Оставить ответ

 

Ответьте на вопрос * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.