Вдыхая душу в глину

В селе Богородском на полпути к храму за дачными заборами спрятана небольшая мастерская. Её работы мы часто видим на троицких ярмарках: переливчатые чаши, фигурки мифических существ, ночные бабочки, лица-брошки… Как создаётся такая красота, знает участница студии Keranima Мария Юдахина.

Мария из семьи учёных: дедушка – Феликс Юдахин – выдающийся геолог, член-корреспондент РАН, отец – Константин – физик, работал в ИЗМИРАНе. Сама же пошла по художественной стезе: училась в ДХШ, занималась на курсах при МАРХИ, поступила в МГУ на факультет искусств, но  незадолго до защиты диплома ушла. «Я взяла от учёбы всё, что могла, и решила углублённо заняться керамикой», – говорит она.

Поначалу Маша лепила из пластика. В мастерской сохранилась одна из тех первых кукол – «тримурти», шарнирный человечек с тремя лицами. На одной из выставок ей посоветовали заняться керамикой и подсказали мастера Наталию Лаптеву, у которой Юдахина училась около четырёх лет.

Три мастерицы 

В 2015 году музей «Физическая кунсткамера» открыл ЦМИТ в ФИАНе. Его частью стала керамическая мастерская, которая проводила занятия и мастер-классы, но развивать проект на обособленной территории было сложно, и всё сошло на нет. Зато Мария встретилась там с Ариной Пигульской и Александрой Резаевой. «У нас коллаборация – я и два гончара. Я ответственна за скульптурную лепку, за мелкую пластику, они – за форму сосудов. Арина ещё и химик, делает волшебные глазури, которые нигде не купишь, а Саша – организатор, она предложила нам собраться вместе». Выбрали имя «Керанима»: «Анима – это душа, то есть одухотворённая керамика».

Разглядывая работы студии, видишь, что у глины есть если не душа, то характер. Столько тонкостей, столько непредсказуемого: как смешивать глазури, как наносить, как обжигать, так, чтобы у чашки появилась резкая, зигзагом, кромка, а из зелени окислов проступила красноватая медь. «На даче у подруги стоит раку-печь, – рассказывает Мария. – Изделие нагревается до 1050 градусов и вынимается раскалённым до оранжевого. Мы бросаем его в бак с опилками, те вспыхивают, накрываем крышкой, чтобы притока кислорода не было. И там начинается восстановительный процесс. Предугадать, как оно получится, невозможно. Но очень красиво!»

Влюблённый сатир 

Раньше вместо мастерской был дачный гараж. В студию его превратил муж Маши Илья Цветков, тоже увлёкшийся керамикой, серьёзно помогла и свекровь. Работы завершили осенью 2017-го, тогда же появились первые ученики. «Сначала все мнутся: «Ой, наверное, не получится…» Но лепка –
это такая штука, что не может не получиться! Материал раскрепощает, – рассказывает Юдахина. – Нужно отпустить себя и делать то, куда тебя глина выведет. А уже потом, с опытом, начинает получаться то, что задумал».

Летом «подмастерья» разъехались, и можно вдоволь поработать одной. Своё творческое состояние Маша называет «расслабленной сосредоточенностью», эти грёзы рождают удивительных существ. Человек-пион, он же человек-астра, с причёской в форме цветка. Коза Амалтея, та самая, у которой рог изобилия. «А вот это – Василий. Он немножко кривой, и он – пробник», – показывает Маша небольшой слепок лица. Пробник нужен, чтобы понять, как глазурь ляжет на фигурку. «Это молоденький сатирёночек лет 17–18, – написала заказчица. – Уже не ребёнок, но ещё не мужик. Бегал по вакханалиям, танцевал с нимфами, играл на дудочке. И вдруг загрустил. Может быть, влюбился». Вот и всё описание!

Встреча с fine arts 

Пока мы говорим, Мария работает над чашей для благовоний. Три ножки с копытцами, по бокам вместо ручек – рогатые рожицы, крышка лепится из глины. «Это шамот, глина с добавлением перемолотого черепка, – рассказывает Юдахина. – Он, как пластилин, послушный, но долго сохнет, около недели. Специфика мастерства в том, что оно очень медленное. Даже серийные работы у нас штучные, расписываются вручную, и это требует времени…»

Парадокс – Маша училась на специалиста по изящному искусству, а трудится над предметами утилитарными. Но в каждой фигурке, чашке или блюдце есть место для творчества. «Сейчас такое время, когда декоративно-прикладное встречается с fine arts. Это уже давно не только декоративное и не столько прикладное. Вот эти мои вазы – их не приложишь никуда! – смеётся Маша. – В них даже цветок не вставишь. Они – as is, как произведение какое-то. И мне это нравится».

Владимир МИЛОВИДОВ,

фото автора

Оставить ответ

 

Ответьте на вопрос * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.