Семь я Капустиных

15 мая – Международный день семьи. А семья Капустиных – причём их именно семеро! – в этот праздник отправилась в Чехию на Международный фольклорный фестиваль. Отличный повод рассказать об этих необычных людях и их увлечениях.

«Вы и мальчишек с собой в Прагу берёте?» – спрашиваю маму Олю, которая раскладывает по стопочкам детские вещи. «Конечно, куда ж мы их денем! – смеётся она. – У нас бабушек нет, оставить не с кем, к тому же мы вместе поём, так что как без них?» Сыновей пятеро: Кузьма, Тихон, Семён, Гордей, Лукьян. Старшему 13, младшему – год и восемь. Разновозрастный отряд! Пока мы беседуем, детей не слышно: большие делают уроки, младшие негромко играют в своей комнате. Посланцем от одних к другим – малыш Лукьян: ему надо успеть пообщаться со всеми. И с родителями тоже. Причём у Капустиных, в отличие от большинства семей, папа с мамой не в дефиците: большую часть времени они проводят с детьми. Это их сознательный выбор.

Александр Капустин, отец семейства, программист, раньше работал в Москве, домой приходил, когда дети уже спали. «Я начал испытывать экзистенциальный кризис от проживания в городе и своего режима дня», – говорит он. Так семья в полном составе, тогда сыновей было меньше, оказалась в Мышкине: сняли дом на волжских просторах. Опыт дауншифтинга продолжался три года. Но именно дети, которые заставили сняться с привычного места, вернули назад. «Их надо было развивать, а там кроме школы почти ничего и не было: одна спортивная секция, в музыкальной школе – один-два инструмента», – говорит Оля.

Вернулись в Троицк, но годы, проведённые в Мышкине, даром не прошли. «Мы стали реализовывать свои старые задумки, – улыбается Саша, – играть на музыкальных инструментах, рисовать. Человек должен заниматься любимым делом, особенно важно –
делать это на глазах у ребёнка. Ведь то, что мы передаём детям, – наш опыт, который они снимают и на «корочку» записывают. Наш жизненный путь практически отпечатывается внутри них». Саша стал работать удалённо, больше времени проводит дома. Теперь и музицировать удаётся: Оля вместе с мужем играет инструментальную музыку. Она на басу.

Прежде Ольга работала в журнале по компьютерным технологиям. А теперь растит детей и занимается множеством интересных дел. Поёт в московских «Теремчанах» и троицком «Моргосье», и ещё двумя руководит – коллективом «Широкий двор» и фольклорной студией при Доме учёных «Наши».

«Широкий двор» – говорящее название. «Вначале выходили на спевки своим двором, – вспоминает Оля. – Потом к нам стали подтягиваться люди из соседних домов. Так и получился у нас «Широкий двор». Беру всех. Не бывает такого, чтобы я подходила и говорила: «Знаете, вы плохо поёте, не ходите к нам, пожалуйста». Люди к нам не столько за песней – за душой идут…» Народная культура не только в песне: Оля шьёт из лоскутов, ткёт, прядёт, печёт хлеб. Делает она его не на дрожжах – на закваске: получается гораздо дольше, зато полезнее.

Мебель в доме тоже рукотворная: её собирает папа. Средние сыновья спят на полатях, сделанных отцом. Непривычная для городской квартиры подвесная кровать экономит место: пространство пола отдано игре. И лавки, рундуки, прочая деревянная утварь – Сашины изделия. Ещё одно увлечение Александра – скалолазание.

Ольга, как выяснилось, тоже любит риск. Они с Сашей познакомились, когда она искала мотоцикл. «Московские цены были мне не по карману, стала узнавать в области, – говорит Оля. – С Сашей мы были немного знакомы. Встретились на Каширке, рядом с МИФИ, где он учился. Он привёз мне объявления из местных газет. Пошли гулять, разговорились, возникла симпатия…»

Сперва в планах не было большой семьи. Оля уверяет, что раньше ей дети вообще не нравились: «Инопланетяне какие-то. Я не понимала, как с ними взаимодействовать. Надо столько усилий прикладывать, чтобы их понять!» А Саша в какой-то момент решил, что если уж заводить детей – пусть их будет много. «Поначалу я был таким амбициозным отцом! – улыбается он. – Думал воспитать из всех своих детей гениев, великих людей. Сейчас просто хочу, чтобы мои сыновья выросли счастливыми».

А такое возможно: вырастить счастливыми? «Думаю, да. Для этого их непременно нужно любить… – говорит Оля. – Абсолютное принятие должно быть: как только человек пришёл в этот мир, так его сразу и принять, таким, какой он есть, всецело. Но это непросто. Нас этому не учили. Мы ещё из той системы: нас самих не принимали, ломали. И меня порой тоже часто в ту сторону уводит, тогда сама себя одёргиваю: в семье должно быть не так».

А как же должно быть в семье? «Мне кажется, муж – это защита, а жена – это любовь, – тихо проговаривает Оля. – Если они поменяются местами, будет что-то не то… А ещё, чтобы дети росли счастливыми, взрослые должны быть честными. Перед самими собой, перед детьми. Например, говоря себе: «Я хочу, чтобы мой ребёнок был счастлив!», – я должна, не кривя душой, понимать, совпадают ли наши представления о счастье, не навязываю ли я ему своё. Может, для меня это – хорошее образование, а для него – гора шоколада или просто погулять…»

Понять это и почувствовать они смогут. И не только потому, что Капустины – чуткие и любящие родители. У них есть время. Они сами выбрали эту небывалую сейчас роскошь – много времени проводить со своими детьми. Возможно, им от многого пришлось отказаться. Но и приобрели они немало. Хотя бы вот эту поездку на машине в Европу и радость совместного творчества.

Светлана МИХАЙЛОВА,

фото Николая МАЛЫШЕВА

Оставить ответ

 

Ответьте на вопрос * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.