От счётов до мобильника

 

Эволюция компьютеров в изложении главного инженера Центра «Байтик» Михаила Алексеева на его лекции 2 ноября оказалась увлекательной историей с почти детективными поворотами сюжета, гениальными прозрениями, смелыми экспериментами, ошибками, предательствами и даже государственными заговорами.

Всё начиналось со счётов.
В 1642 году появилась «Паскалина» – прибор, который умел складывать и умножать числа, вплоть до девятизначных. Машина Лейбница умела уже и делить, а машина Бэббиджа, созданная в 1820-х, стала первым устройством с операционной системой и блоком памяти, а программы для неё писала Ада Лавлейс – дочь лорда Байрона. Кстати, она не единственная женщина-программист, вошедшая в историю. Была ещё, например, Грейс Хоппер – учёный, контр-адмирал, популяризатор науки. Она первой изловила «жучка». Неуловимую программную ошибку давно уже прозвали багом (жучком), а в 1947 году Хоппер нашла между замкнувшими контактами сгоревшую моль, из-за которой Harvard Mark II
постоянно сбоил.

Техническая мысль развивалась с бешеной быстротой. Лампы накаливания сменились транзисторами. Появились операционные системы, которые позволили сделать компьютеры совместимыми между собой.
В 1973-м компания Xerox Alto создала продукт, максимально приближенный к современным компьютерам: процессор, дисплей, клавиатура, мышь, многозадачная операционная система, интерфейс с окнами… Потом у фирмы, которая прославилась своей копировальной техникой, а могла претендовать на звание пионера в компьютерной отрасли, незапатентованные идеи воровали все, кому не лень, даже Билл Гейтс (Microsoft) и Стив Джобс (Apple) не удержались.

А в СССР техническая революция шла по обыкновению своим особым путём. И, возможно, нашим соотечественникам и в сфере компьютерных технологий удалось бы совершить космический прорыв, но в начале 70-х пришёл приказ: свои разработки свернуть и создавать аналог IBM. Похоже на вражескую диверсию.

Компьютеры персональные и портативные, суперкомпьютеры, способные делать 180 млн операций одновременно, мобильные устройства… «Если бы автомобили развивались как компьютеры, то Ford Mustang 2017 года имел бы мощность 660764192 л.с., разгонялся бы до 100 км/ч за 0,0034 се-кунды, на 1 л бензина проезжал бы 1 562 500 км, стоил бы 4 471 дол-
лар и периодически убивал бы всех, кто оказывался внутри него», – привёл Михаил Алексеев напоследок шутливое высказывание. В рамках Фестиваля науки эту лекцию планируется повторить. Может быть, на площадке Дома учёных или в школах – на классных часах.

Светлана МИХАЙЛОВА,

фото Николая МАЛЫШЕВА

Оставить ответ

 

Ответьте на вопрос * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.