ИСАН: ещё раз 50

В Институте спектроскопии РАН 28–29 ноября прошла двухдневная Всероссийская научная конференция «Современные проблемы оптики и спектроскопии», посвящённая 50-летию института. Его юбилей уже отмечали летом на научной сессии Отделения физических наук РАН, однако точная дата рождения ИСАНа — 29 ноября 1968 года, когда вышло постановление Президиума АН СССР о реорганизации Лаборатории Комиссии по спектроскопии АН СССР в отдельный институт.
Если первая серия юбилея была сосредоточена на поздравлениях от гостей и докладах сотрудников института о его современных работах, то на вторую решили пригласить учёных со всей России и не только, которые ведут работы, близкие к тематике института.
 
Награды и трибьюты
«Мы решили повернуть медаль другой стороной. Мы ничего о себе не рассказываем, говорят гости. Это такой трибьют институту в честь его 50-летия», — сказал директор ИСАН Виктор Задков. По докладам можно видеть, насколько всеобъемлющая это наука — спектроскопия, и как на первый взгляд сугубо теоретические изыскания оборачиваются пользой для всего человечества. Как, например, атомные стандарты частоты, о которых говорил директор ФИАН Николай Колачевский. Благодаря им работают системы геопозиционирования. А учёные борются, чтобы повысить точность «атомных часов» с 16-го до 18-го знака после запятой — тогда вызывать такси можно будет с точностью до сантиметра, а также чтобы сделать стандарты этих частот мобильными.
 
А перед докладами состоялось вручение медали им. Летохова, учреждённой Оптическим обществом им. Рождественского. Эту награду ежегодно присуждают молодым учёным за новаторские работы по лазерной физике, спектроскопии и её приложениям. Ради этой церемонии из Петербурга приехал президент Оптического общества, членкор РАН Николай Розанов. Среди трёх обладателей медали в 2018 году — старший научный сотрудник ИСАН Иван Еремчев. Он получил её за «фундаментальные исследования в области селективной лазерной спектроскопии и спектроскопии одиночных молекул в широком диапазоне температур». Подробнее о работах и персоне учёного мы расскажем позднее, а сейчас — о юбилее.
 
Второй дом
 
«Мы были молодыми, жизнь казалась прекрасной, мозги крутились, руки чего-то такое искали, — вспоминает приехавший из Новосибирска академик Анатолий Шалагин, который работал в ИСАНе с 1973 по 1977 год. — Между отделами было конкурентное взаимодействие. Мы ревностно следили и за ошибками, и за успехами друг друга. Но обстановка в целом была замечательная, весь институт был молодым, только директор, Сергей Леонидович Мандельштам, в годах, но нас сегодняшних он моложе!»
 
«Вы не поверите — когда институт начинался, средний возраст был около 30 лет, а то и меньше. Работали несколько ветеранов и молодёжь 22–27 лет, — говорит завлабораторией аналитической спектроскопии Михаил Большов. — Главное, что Сергей Леонидович набрал очень хорошую команду. Он уговорил прийти в институт Владимира Моисеевича Аграновича, вокруг него сформировался хороший теоротдел. Пригласил Романа Ивановича Персонова, пришла дружная команда Владилена Степановича Летохова… Здесь хотелось не только работать, но и жить, дружить, веселиться».
Счастливы в науке
«Когда я пришёл, мне было 40, а все остальные, кроме директора, — молодые люди, — вспоминает Агранович. — И были они очень интересные, и директор был интересный, и вся моя жизнь здесь — тоже. Как-то я встретил Персонова во время доклада и предложил перейти к нам в институт, уговорил нашего директора, и его пригласили… Он — пример человека, результаты которого остались в науке, ими можно гордиться».
 
Как остались и пионерские работы Летохова в области лазерного охлаждения атомов и лазерного разделения изотопов. «Владилен Степанович всегда был молод, необычно молод для той поры, — рассказывает его соратник Евгений Рябов. — Это были счастливые годы. Он говорил нам тогда: «Радуйтесь, что вы можете не думать о деньгах, об оборудовании, не писать гранты, радуйтесь и работайте!» И хочу, чтобы те молодые люди, которые приходят в науку сейчас, были так же счастливы в науке, как были счастливы мы».
 
«В институте всегда была товарищеская обстановка, — добавляет второй директор института Евгений Виноградов. — Понадобились транзисторы, линзы — я мог зайти куда угодно, и мне помогали. И я мог в любой момент подробно рассказать о том, что делается в каждой лаборатории. Потому что всё это было абсолютно родное. Такая атмосфера и позволила институту быть на первых позициях в мире. И если её удастся сохранить — будут и перспективы».
 
Владимир Миловидов,
фото автора

Оставить ответ

 

Ответьте на вопрос * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.