Барданс с переодеванием

Своё амплуа Элина и Владимир Гочуа определяют странным термином «барданс». «С одной стороны, барды – всем понятно, а с другой – чтобы под это можно было танцевать», – поясняют супруги-музыканты. Концерт дуэта прошёл в Троицком Доме учёных 16 августа.

Владимир Гочуа не раз выступал в Троицке как музыкант групп «Паперный Т.А.М.», «Глупый белый» и «Середина неба». В первых двух коллективах – в качестве басиста, а в последнем – автором песен. Семейный дуэт возник как логичное продолжение «Середины неба»: группа перестала собираться. И в феврале, когда отмечалось 15-летие её создания, супруга предложила Володе спеть несколько песен. «Наш дебют состоялся в клубе «Археология», – рассказала Элина. – Мы исполнили несколько песен памяти группы, и пошло: за несколько месяцев у нас было немало выступлений в клубах и на фестивалях. Видимо, время настало!» «А я в этом дуэте – бэквокал!» – улыбается Владимир.

«Это некий творческий эксперимент: музыканты и мы сами смотрим, как воспримут зрители, – добавляет организатор концерта, сотрудник Дома учёных Сергей Коневских. – Мне кажется, поддержка троицких слушателей Владимиру так же важна, как и троичанам – возможность услышать новую музыку. Буду рад, если кому-то это западёт в душу, потому что у Володи очень интересный и неожиданный материал. Вроде бы это баллады, но тут же – элемент гротеска и стёба, или клоунада и что-то жёсткое, и вдруг – нотки лирики. Когда есть такое – это всегда игра на грани, что интересно».

Исполнение тоже на грани: не просто песни голосом Элины, который она сама определяет как народный вокал, а мини-спектакли с переодеванием. В качестве реквизита – косынка и шаль, чёрная, с ярко-розовыми цветами, она служит вначале юбкой, потом в «Дереве» становится кроной, в «Пти-
це» – крыльями, а белая косынка – то покрывало для Галатеи, то белое облако… Когда этого минимализма становится мало, Элина всё прячет за занавес и прямо поверх бриджей натягивает жёлтую в клеточку юбку – новые песни требуют смены образа. «Дура» – на грани истерики: лирическая героиня осознала тщетность своей жизни: «Твой муж курит трубку. Ты смотришь в окно. Твой муж курит трубку. Ему всё равно. <…> Так проносятся годы, и ты понимаешь, какая ты дура». Или жизнерадостный «Дурак», который знает всего одну песню «про то, что солнце разгонит мрак», и поёт её, несмотря на все трагические перипетии своей жизни. И пляшет: ведь это же барданс! «Присоединяйтесь, сейчас будут песни, под которые можно танцевать!» – приглашают музыканты.

Кроме псевдотанцевальной музыки много пронзительной лирики, скрытой, неявной, как в «Кошачьей песне»: «Если белым-бело – это свет или снег. Сколько с тех пор прошло? Может, миг, может, век. Ходит по крыше кот, кошка глядит в окно – маленький эпизод в недоснятом кино…» Или открытой, как в «Колыбельной», которая звучит, как заклинание: «Спи, любимая, спи, и пусть будет спокойным твой сон. Утром проснувшись, печаль прошлую выгонишь вон. Вспыхнет яркое солнце там, где вчера была тень. Помни, радость моя, завтра наступит твой день. Поверь мне, я знаю точно: завтра наступит твой день!»

Для Элины этот день наступил. Вырастив четверых сыновей и сменив множество профессий, она вышла на сцену, где, похоже, вполне нашла себя. «Я пытался петь один, но понял, что не вокалист и мне свои песни петь не очень хорошо, – говорит Владимир. – А тут свои услуги предложила жена, сказала: «Я твои песни слушала-слушала и выучила». Так и состоялся наш дуэт. И, знаете, вместе на сцене комфортно».

Светлана МИХАЙЛОВА,

фото Николая МАЛЫШЕВА

Оставить ответ

 

Ответьте на вопрос * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.